Казахстанская пирамида власти

Судя по дискуссиям на некоторых казахстанских либеральных сайтах, многим кажется, что политическая система, выстроенная Елбасы, покрывается трещинами, как Площадь Республики в Алматы. Рахатгейт, очередные рокировки, «апогей» всеобщей борьбы с коррупцией многие расценивают как попытки превентивных мер по сохранению Ноль Первым пошатнувшегося контроля за ситуацией в республике.
Но задумайтесь, уважаемые товарищи скептики: разве не то же самое было в течение всех предыдущих семнадцати лет? Кажегельдины и прочие скандальчики, рокировки и всякие там лозунги власти – всё это было и раньше.
И «оппозиция», которая состоит из тех, кто был в верхах и попал в опалу, и тех, кто до верхов так и не добрался, так же кричала. Кстати, об оппозиции. Не покидает ощущение, что она «карманная» и существует только ради видимости хотя бы какого-то оппортунизма, ради того, чтобы показать, что у нас не «совок». Почему? Да хотя бы потому, что те же Абилов и Джандосов никаких конкретных аргументов против власти так и не приводят. «У нас нет свободы слова. У нас сажают и убивают журналистов и других влиятельных людей». Это и так всем известно. О делишках Рахата начали трубить тоже только после того, как Елбасы сверг его с пьедестала.
Вывод: либо никто из политиков не знает о том, что происходило и происходит под ковром нашего политического Олимпа (что вряд ли возможно, поскольку некоторые фигуры – а точнее пешки – перемещаются из правительства в парламент и обратно, а внутрипартийные связи – штука серьёзная), либо все (в том числе и оппозиционеры) знают, но молчат (заметьте: «оппозиция» не обвиняет конкретных людей, а тем более Елбасы в конкретных проступках, да и претендующий на роль главного оппортуниста Рахат тоже только отмахивается от пропаганды своей вины, а не наносит чёткие удары по Семье).
Вот заговорили о борьбе с коррупцией. Самых крупных коррупционеров пока ещё никто не нашёл, самых крупных фактов коррупции – тоже. А их и искать, скорее всего, не надо: все найдутся только в том случае, если Елбасы даст отмашку. В этом отношении у нас власть действует, как советские органы: вспомните о знаменитом ХХ съезде КПСС и о том, как потом «спустили» Хрущёва.
По поводу Рахата – вероятно, Елбасы давно этот шаг готовил, а Сахарный давно об этом догадывался. Его демонстративные хлопоты по поводу принятия Казахстана в УЕФА и председательства в ОБСЕ, вполне возможно, были попыткой отвести руку карающую (типа «вот как я стараюсь ради родной страны») или, допустим, попыткой самоутвердиться на политической арене страны (типа «вот какая я важная фигура») в расчёте на долгосрочную перспективу. Но Рахату не удалось убедить НАНа в своём стремлении служить в первую очередь НАНу, а не самому себе. И Елбасы постарался ликвидировать влияние Алиева и его клана на политическом поле Казахстана.
А набившие оскомину рокировки – это давно известный административный приём. Пока один товарищ не засиделся на одном месте, не врос в него корнями, не подмял всех под себя, не укомплектовал его своими, не успел наладить прямой финансовый поток в свой карман (что чревато, во-первых, ослаблением финансовых потоков в госкормушку и контроля сверху, а во-вторых, усилением автономии этого товарища от Главного), надо пересадить его на другое место. Понятное дело, что конкретная квалификация управленцев вряд ли при этом играет роль, здесь важнее перетасовать карты, чтобы карты одной масти (в данном случае клана) не группировались в одной колоде и не создавали угрозу тому, кто раскладывает пасьянс.
В этом отношении всё стабильно. И прогремевшие в прошлом году политические реформы НАНа – не более чем очередная демонстрация казахстанскому обществу жизнеспособности его системы, международному сообществу – демонстрация приверженности «демократическому пути развития», а мировым элитам – демонстрация того, что устоявшимся потокам нефте-, газо-, угледолларов в их, мировых элит, карманы в ближайшее время ничто не угрожает. Так что, как бы не изменялась экономическая ситуация (а дорогая нефть компенсирует дешёвый доллар), какие бы внешние скандальчики и кампанейки не гремели в Казахстане, система Елбасы стабильна, как никогда. Потому что НАН вполне удовлетворяет своих зарубежных партнёров, а его внутриказахстанские протеже вынуждены удовлетворять его.

КАК НЕ СЛЕДУЕТ ОПЫЛЯТЬ ЦВЕТОК, ПРОБИВШИЙ КАМЕНЬ

Обращение к казахстанским журналистам, в особенности к авторам газеты «Тасжарган»

Решив последнюю предвыборную неделю потратить на поездку за город, я временно оказался в оффлайне. Не только в плане доступа в Интернет, но и в плане наблюдения за новостями в прессе. Вернувшись в город в день выборов, я прикупил несколько газет.
Читая свежий № 32 (60) газеты «Тасжарган» (судя по всему, преемницы опальных «DATа» и «СОЛDATа») от 16 августа 2007 года, наткнулся на статью Азамата Айботина «Бодался ПЛАнкТОН с оппозицией...».
У меня сложилось ощущение, что автор этого материала в процессе его написания хорошо исследовал Интернет на предмет того, о чём говорилось в статье. В частности, он, вероятно, заглянул на мой ЖЖ и раскопал и мой опус «Философия Платонова, или Как обос*ать политическую партию за пять минут» от 9 августа 2007 года. И, недолго думая, скопировал некоторые мои мысли, предварительно их «причесав», в свой фельетон.
Это всего лишь моё предположение, однако не буду голословным.
1. Копипейст из моей записи в ЖЖ: «А ведущий программы – скорее всего, ещё один «винтик» государственной системы управления общественным сознанием».
Читаем в «Тасжаргане»: «А Платонов – так, отрабатывает мелкий заказ. Сегодня он – один из винтиков государственной системы управления общественным сознанием».
2. Написанное мною: «А речи господина Платонова в его авторской программе стали похожи на былые речи российского телеаналитика-формалиста Сергея Доренко, который обливал грязью и «выстёбывал» мэра Москвы Юрия Лужкова: «Жену Лужкова зовут Елена. Лена. Значит, он – Юрий Ленин».
«Тасжарган» пишет: «Такие теледоренки на этом, весьма своеобразно понимающим свои функции телеканале, пока нужны». «Не доренка, а так микролеонтьев».
3. В моей записи: «Никак не верится, что он сам искренне верит в то, что говорит».
«Тасжарган»: «Просто интересно, он в каком случае сам искренне верил в то, что читал с телевизионного суфлёра в студии перед телекамерой?».
Нет оснований оспаривать тот факт, что моя запись появилась в Сети заведомо раньше, чем номер газеты «Тасжарган» с указанной статьёй вышел в свет и даже верстался.
С тем, что ассоциации автора статьи и автора этого поста о сходстве Платонова и Сергея Доренко – простое совпадение, я ещё готов согласиться. Но фразу № 1, по моему нескромному мнению, простым совпадением назвать нельзя.
Честно скажу, польщён тем, что мои записи в моём же ЖЖ привлекают внимание у некоторых работников нашей прессы, а некоторые мысли и фразы в этих записях некоторым нашим журналистам особенно нравятся. Насколько я знаю, в газетах нередко работают даже специальные «Интернет-фишеры» – акулы пера, без труда вылавливающие мелкую «рыбку» в Сети.
Но, по кодексу журналистской чести, даже мысль или фраза, принадлежащая определённому автору, является объектом его авторского права, а посему необходимо указывать источник. В данном случае «опознать» этот источник (заголовок ЖЖ, информация об авторе ЖЖ, никнейм автора или прямой линк) можно было очень просто – всего лишь щелчком мыши.
Да, мой ЖЖ – это не газета, зарегистрированная в Минкультинформе, аудитория моего «живого журнала» в тысячи раз меньше, чем у «Тасжаргана», и сам я не «говорящая голова», не человек-бренд и не ньюсмейкер, а всего лишь обыватель. Разумеется, я не настолько компетентен в журналистике и в политике, как тот же господин Айботин.
К тому же, «блогосфера» в Казахстане пока ещё не имеет такого веса, как в России и Европе, её потенциал в нашей стране только-только начинает раскрываться. Аудитория Интернета в Казахстане несравнимо меньше, чем у невиртуальных СМИ, и информация распространяется, по большей части, газетами и телевидением, а то и вообще по старинке, «узын кулАком». Но не исключено, что и у нас наступит время, когда блоги и ЖЖ станут мощным средством информации и коммуникации.
Хотелось бы предупредить дальнейшее копирование интересных фраз ЖЖ-юзеров и участников других Интернет-сообществ нашими невиртуальными СМИ без указания источника. Не хочется, чтобы такое не вполне законное явление приняло широкие масштабы и массовый характер. Иначе вслед за одной «трудолюбивой пчелой» весь улей может ринуться таким же макаром переносить пыльцу с плодородных полей Интернета на «цветы, пробившие камень».
Посему обращаюсь к отечественным журналистам, особенно к тем, кто ратует за права человека и свободу слова в нашей стране, с убедительной просьбой не нарушать авторских прав и не выдавать чужие мысли за свои. В том числе (это особенно актуально сегодня) и при «фишинге» в Сети. Автор, поступающий таким образом, позволяет усомниться в его журналистском профессионализме и самостоятельности, дискредитирует сам себя, пытается «украсить свой пирог чужой изюминкой».
Буду очень признателен редакции газеты «Тасжарган», позиционирующей себя свободным изданием, народной трибуной, если в газете будут опубликованы хотя бы выдержки из этой моей записи. А если мои подозрения будут сочтены беспочвенными, то прошу опубликовать эти выдержки в качестве профилактической меры.
С искренним уважением,
Ильяс Мамырбаев

ФИЛОСОФИЯ ПЛАТОНОВА, или КАК ОБОСР**Ь ПОЛИТИЧЕСКУЮ ПАРТИЮ ЗА ПЯТЬ МИНУТ

Свобода слова в нашей стране, похоже, принимает вселенские масштабы, которые и не снились всяким там Европам и Америкам. Если раньше потенциальную, разрозненную оппозицию таскали по судам и всячески затыкали, то теперь, перефразируя известные строки басни Крылова, «кукушка хает петуха за то, что хает он кукушку».
С трибуны Коммерческого телевизионного канала в прайм-тайм вовсю вещает его активист Артур Платонов в своей авторской программе «Все на выборы!». Его программа максимум – «показать всё, что скрыто», хотя по всем параметрам его авторской программе далеко до скандалов, интриг и расследований нашумевшей программы Глеба Пьяных на НТВ.

Collapse )

31 канал. 9 июля. Вечер. Лучшее казахстанское телешоу года.

Временная свобода слова политических партий, которую правильнее было бы назвать предвыборной шумихой, вызывает изумление.
ОСДП предложила партии «Нур Отан» общественные дебаты, партия «Нур Отан» согласилась.
Всем нам ясно, что у ОСДП, как у партии оппозиционной, просто нет другого выбора, кроме как бросать вызов (а заодно и тень) на предвыборные заявления и обещания правящей партии. Ведь, в отличие от «Нур Отана», у социал-демократов, как и у большинства других партий, нет опыта реального законотворчества и пребывания во власти, нет опыта влияния на принимаемые законы и постановления. Если не учитывать, что некоторые члены верхушки ОСДП в своё время сами были «винтиками и шпунтиками» той же «назарбаевско-нуротановской машины» (о чём теперь скромно умалчивают). Вот и остаётся им лишь критиковать, обвинять и хаять. К тому же, проще обличить в грехах осязаемого, конкретного соперника, нежели анализировать ситуацию в абстракциях. И доверчивому электорату такая политагитация понятнее: «Эх, Моська, знать, она сильна, коль лает на Слона».
А правящая партия – девушка гордая. Могла бы и не согласиться, пропустить этот вызов мимо ушей, как это было неоднократно в прошлом, или звякнуть своим покровителям, чтобы разобрались с надоедливым задирой. Но на сей раз в противнике она видит «не мальчика, но мужа»: оппозиция – это уже не стайка мелких группировок, о которых мало кто что-либо знал и слышал, а реальная политическая сила, судя по программе ОСДП. К тому же, партии власти отказаться от этих дебатов не позволяют заявленные ею достижения и успехи на пути демократизации и дальнейшее стремление к пресловутой демократии.
Что ж, посмотрим, как это будет выглядеть. Очень бы хотелось увидеть, как высокопоставленный «нуротановец» посмотрит в глаза господину Абилову, которого, вероятнее всего, по указке чиновников и по совместительству членов «Нур Отана», судят-судят, а засудить не могут. Хотелось бы увидеть, как господин Ертысбаев посмотрит в глаза журналистам газеты «Время», в отношении которых он выразил своё не очень приличное «этическое мнение» (см. архив газеты), и расскажет им о правах прессы в нашей стране.
Скорее всего, сколько народ дебаты ни смотри, за кого ни голосуй, нужные цифры «наверху» рисуются уже сейчас. И если к бумажкам (избирательным бюллетеням) хотя бы теоретически ещё можно будет придраться и пересчитать голоса, то к электронной системе – уж точно нет: сядет какой-нибудь Вася Пупкин за компьютер, который стоит за большим экраном в ЦИКе, введёт циферки в нужных пунктах, нажмёт Enter и – здравствуй, жопа, Мажилис!

Мания переименования

Скоро город Семей и его жители будут отмечать знаковый юбилей – первые 30 дней Нового Имени взамен старого названия, порождающего у некоторых чиновников плохие ассоциации.
Видимо, наши власти мистически верят в принцип, испытанный мультяшным капитаном Врунгелем: «как яхту назовешь – так она и поплывет». А еще, наверное, кому-то из власть предержащих стыдно, что они или их предшественники по указке сверху принимали непосредственное участие в работе Семипалатинского полигона, и таким образом они решили искупить грехи.
В сегодняшнем № 21 (26) казахстанской деловой газеты «Взгляд» опубликована статья Влада Орлова «Что в имени теперь твоем», в которой оспаривается мотивированность переименования города Семипалатинска. В статье рассказывается об истории происхождения названия города, о тех самых «семи палатах», которые дали ему имя. Автор указывает, что, помимо одного негативного фактора – полигона, – в истории города была и масса позитивных: деятельность Абая, Шокана Уалиханова, Петра Петровича Семенова-Тян-Шанского, пребывавшего здесь в ссылке Федора Михайловича Достоевского и других представителей нашей и российской интеллигенции. Журналист, с опорой на мнения специалистов, говорит о том, что название «Семей» ничего не значит с точки зрения истории, что оно – всего лишь упрощенный вариант названия «Семипалатинск».
Владеке, зато Семей – это звучит гордо! По крайней мере, уж точно лаконично и красиво. И пускай переименование «свалилось» на бывших семипалатинцев, а ныне – семейцев, семейчан, семеян или как их теперь там? – как гром среди ясного неба, пускай их даже не спросили. Зато переименовали оперативно и без волокиты. Если бы и в других общественно полезных отраслях деятельности у наших властей была такая же активность, жили бы сейчас припеваючи.
«Лучше бы переименовали в Алаш», – предлагает собеседник журналиста Николай Исаев. Ведь именно в дореволюционном Семипалатинске сформировалась партия «Алаш-Орда».
Однако есть и другие варианты. Всем нам известно, что в Туркмении, к примеру, несколько лет назад ничем не примечательный Красноводск получил славное имя Туркменбашы – и одним этим уже стал знаменит. Можно последовать примеру соседей – и тогда городу от гостей отбоя точно не будет. Наверняка многие захотят посмотреть, что это за город такой – Нурсултан. Или Елбасы. А кто «клюнет» на название Семей?
А вообще зря мы, товарищи соотечественники, разводим по этому поводу сопли. Долой и нафиг неприятные ассоциации! Долой все «черные пятна» в истории Казахстана! Вон Акмолу переименовали – никто же не был против. И понятно: лучше жить в «Столице», чем в «Белой могиле сопке».
Так держать!
Теперь надо в первую очередь переименовать Курчатов. О том же полигоне напоминает.
Затем переименовать Усть-Каменогорск в Өскемен – авось, в городе воздух очистится и концентрация вредных веществ уменьшится.
Потом надо переименовать Уральск обратно в Яицкий городок (Жайық-қала), а реку Урал – в Ақжайық. Ведь царская администрация в конце XVIII века переименовала реку Яик в Урал специально для того, чтобы забыть о восстании Пугачева. А мы лучше забудем о царской администрации и казаках, которые там в свое время буйствовали.
Переименуем Караганду – её название о КарЛаге напоминает, пусть оно было и до лагеря.
И Кызылорду, чтобы избавиться от ассоциаций с советской властью и символами коммунизма, обратно назовем Ақмешіт.
Надо и Павлодар переименовать, а то у многих это название ассоциируется с колонией строгого режима, находящейся в этом городе.
Заодно Петропавловск можно как-нибудь по-другому назвать, чтобы не путаться – есть же на Камчатке еще один.
Форт-Шевченко назвать Форт-Ақтау или Форт-Маңғыстау, а то центр Мангышлака переименовали, а про городок-форт как-то забыли.
А когда наша страна войдёт в число 50 самых конкурентоспособных стран мира, то, пользуясь властью и авторитетом, возьмём и переименуем страну Алжир – уж больно её название похоже на аббревиатуру существовавшего в сталинские времена Акмолинского Лагеря Жен Изменников Родины.
Заодно переименуем государство Гондурас – слишком неэстетично звучит это слово.
И тогда уж точно забудется нехорошая поговорка «Не ту страну назвали Гондурасом».

Июльские тезисы

Скоро очередные, а точнее – внеочередные выборы. Такое ощущение, что все органы и организации, которые ими занимаются, в этот раз стараются гораздо усерднее, чем в прошлые разы. ЦИК активизировался до предела – и бумажки подписывает, и вроде как проверки проводит, и агитирует активнее. Вовсю аккредитуют наблюдателей. Особенно из ОБСЕ.
Складывается впечатление, что чиновники выслуживаются перед ОБСЕ, всё ещё лелея надежду на председательство нашей страны в этой организации в 2009 году. Изо всех сил стараются, чтобы была поскорее забыта скандальная история главного идеолога и «разводилы» этого вопроса – Рахата Алиева. Стремятся показать, какие у нас честные, открытые, прозрачные и даже электронизированные выборы. Смотрите, мол, как мы развиваемся – и технологии на высоте, и свобода и демократия не за горами.
Предоставили партиям место на портале электронного правительства.
Правительство у нас действительно как будто электронное. Сколько ни заседают, ни ездят, что ни делают, а всё равно словно в виртуальном мире живут. Такое ощущение, что кабинет министров о наших проблемах знает немного. И мы, рядовые казахстанцы, о деятельности кабинета министров знаем очень и очень мало. Ну, всё-таки народ у нас не электронный, в отличие от правительства. Здесь наша страна впереди планеты всей. Ну и что, что имеет доступ в Интернет от силы 10% населения, и то большинство из них – через модем по карточкам, а кое-где даже электроэнергии и телефона нет. Компьютер с Интернетом в каждом доме – дело наживное, а вот электронное правительство – вещь необходимая, без неё никуда. Это ещё одно наше достижение, заслуживающее восхищение на Западе. Но это другая история.
Партии, попавшие в избирательные списки, - наверное, самые надёжные из всех. По 50 тысяч человек набрали, самих их немного – всего семь. Точно не разбегутся. А стабильные, долгоживущие политические партии – это уже признак развитости политической системы. Этим тоже можно козырнуть перед Западом. Получается, аж почти 3% народа состоят в этих партиях. Выше этот показатель был, наверное, только в советские времена. Правда, и партия была одна. Может быть, и сейчас стоило бы взять и вместо 50 тысяч прописать в законе ценз эдак в несколько миллионов? Тогда бы уж точно и выбирали вместе, и решения бы принимали единогласно. И вот тогда демократия наверняка была бы абсолютной. Но прогрессирующий Казахстан идёт на поводу у загнивающего Запада с его закоренелыми двухпартийностью и плюрализмом. Это только у нас кое-кто по старинке считает, что «одна голова (партия) – хорошо, а две – уже некрасиво». На Западе одной президентской или премьерской головы мало; нужно разнообразие мнений – а иначе скучновато как-то без политических баталий.
Избираем в Мажилис только по партийным спискам. И правильно: кто знает, что могли бы выкинуть в Мажилисе одномандатники-перебежчики? И так всего сотня мест, а тут ещё одномандатники (слово-то какое ужасное) картину портили бы, – так и до недавнего украинского двоевластия недалеко.
Есть и стратегический резерв – аж девять человек из Ассамблеи народа Казахстана. Казахстан – многонациональное государство, и Ассамблея народа Казахстана – явное тому доказательство. Непонятен только политический статус АНК. Если Ассамблея представляет многонациональный народ Казахстана, то кого или что представляют политические партии? И смогут ли 9 депутатов от АНК отстаивать интересы многонационального народа, когда остальные 98 будут отстаивать «другие» интересы?
С другой стороны, если кандидаты от Ассамблеи народа Казахстана избираются отдельно от партий, то, получается, они должны быть беспартийными? Или АНК сама по себе в роли партии?
Мы-то, конечно, догадываемся, членов какой партии изберут от АНК. Или наоборот, корочку какой партии скорее всего получат избранные от АНК. И, соответственно, чей это стратегический резерв. Однако теоретическая мотивация деления мест в Мажилисе на «партийные» и «ассамблейные» всё-таки непонятна.
Старается и партия власти. Акции проводит совместно с местными администрациями, высших чиновников в свои ряды записывает. Даже заручилась поддержкой президента. В общем, как боксёр-чемпион, тщательно готовится к подтверждению титула, собираясь в бою отправить всех остальных в технический нокаут или, в худшем случае, победить по очкам. Это соревнование по политическим боям без правил, поэтому весовые категории не учитываются, и с уверенностью можно сказать, что коротышки и хиляки рухнут под напором тяжеловеса или отделаются большими потерями.
А вот оппоненты стараются не так уж сильно. А может, просто денег, выделенных по закону, не хватает. Вот и рассчитывают, как бы их на подольше растянуть да на побольше потратить. Всё-таки Папы, который даст на карманные расходы втихую, у оппонентов нет.
И нам стараться особо нечего. Главное – вернуться с турецких курортов, иссык-кулей, капчагаев, дач в каменках и огородов, проснуться и разбудить всю семью пораньше, или сорваться с работы, наорав на начальника, пойти и проголосовать. Пытаться нажимать кнопочки на зависшем безнадёжно электронном устройстве или ставить жирную галочку на бумажке, специально обводя по нескольку раз, – неважно. Главное – подать голос. Чтобы помнили, что мы есть. И чтобы какой-нибудь заморский наблюдатель, увидев, как нас много голосует, подивился свободе и честности наших выборов.

СИМВОЛИЗМ.KZ

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: Этот опус является квинтэссенцией народных шуток, констатации фактов и личного, этического мнения автора, никак не направленного на оскорбление, унижение или причинение ущерба чести и достоинству кого-либо или чего-либо.

Недавно с широким информационно-пропагандистским размахом отмечалась круглая дата – 15-летие утверждения государственных символов Республики Казахстан. Сегодня, наверное, только ленивый казахстанец не знает, что у нас изображено на флаге и гербе и что это означает.
С гимном посложнее. Новый гимн хорош, и авторы его – как на подбор – Личности с большой буквы. Но всё-таки обидно за то, что труд трёх известных казахстанских композиторов, пусть и советской эпохи, а также труд четырёх известных казахстанских поэтов, утверждённый на конкурсе те самые 15 лет назад, сегодня фактически выкинут на свалку истории и забыт. Только-только успели разучить слова, проникнуться этой песнью, – и в одночасье гимн сменили. Уже не конкурсом, а просто решением в верхах. И песню, на которую его сменили, многие из нас знают и любят. С первоначальными словами и в первоначальной аранжировке. Учить текст, скорректированный нашим президентом, было сложно: всем известно, что оригинал лучше помнится и глубже западает в душу, чем ремейк. Тем не менее, слава богу, тоже привыкли. Уважаем и чтим.
Помимо «священной троицы», есть ещё символы у нашего государства. И у нашего народа, помимо официальной трактовки и расшифровки этих символов, есть свои варианты.
Когда в стране появились тенге нового образца, сразу же пошли шуточки о том, что означает контур кисти руки на них. И то, что наш народ денежки любит, и то, что все деньги под известно чьим контролем, и то, что, по примете, деньги надо брать как раз-таки правой рукой, которая и изображена (а отдавать левой). Не знаю, кто придумал, что это символ борьбы с коррупцией (наверное, коррумпированный товарищ на автоматике должен думать так: «мол, там чужая рука уже есть, значит, не моё»).
Увековеченное на наших банкнотах творение «Астана-Байтерек» тоже стало объектом шуток в народе. Его сразу же, как оно было открыто, прозвали «Большим Чупа-Чупсом». Самые дотошные гадатели задались вопросом, зачем Казахстану этот «Чупа-Чупс»? И нашли ответ: «Чупа-Чупс» - чтобы показать, что Казахстан рулит, а все остальные сосут!
И после этого некоторые неказахстанские товарищи в ЖЖ говорят, что у казахстанцев нет чувства юмора. Есть, и ещё какое! История с движением «Нур Отар» тому явное подтверждение. И жаль, что не все у нас в стране этот юмор поняли: таких эксцентричных и весёлых по затее выступлений нигде в СНГ не было! Это был бы классный имиджевый ход – запустить в мировые СМИ сюжетик об их митингах. Тогда бы, наверное, все «забугорные» разговоры об отсутствии у нас демократии и свободы слова прекратились бы.
Кстати, лично мне абсолютно непонятна семантика названия нашей самой народной и самой демократической партии. В дословном переводе получается «Луч Родина». Понятно, что пиарщики главной политической силы стремились создать внушительную парономазию с именем нашего президента. Но, наверное, всё-таки перемудрили. А может быть, коррекция названия вызвана устранением подозрительного сходства? Дело в том, что эмблема пресловутого НАТО выглядит так: четырёхконечная звезда, снизу слева под звездой – надпись NATO, а снизу справа – её зеркальное отображение: «OTAN». Даже у штаб-квартиры НАТО в Брюсселе эмблема так и выглядит.
Ещё один символ нашей страны – монумент независимости. Его венчает «Золотой человек», стоящий на снежном барсе. Да-да, не сидящий верхом, а стоящий на нём. Неизвестно, обладали ли древние саки – сородичи «Алтын адама» – таким мастерством, как езда или полёт на барсе стоя. Сегодня таким мастерством могут обладать только цирковые артисты. Ассоциации напрашиваются сами собой.
Кстати, о цирке. В моей памяти свежи воспоминания о том, как несколько лет назад одна из казахстанских оппозиционных сил проводила свой съезд в подконтрольном ей тогда здании Казгосцирка в Алматы, то бишь в цирке, где обычно бегают лошадки, крутятся-вертятся акробаты и т.п. Я ни разу не слышал о подобных случаях в других странах мира. Это тоже было как нельзя символично: наша политика – это, по мнению многих, во многом даже не театр, это цирк.
Нынешняя оппозиция, подобно верховым акробатам, ставит высокие планки, но теперь на основе расчётов: одной из партий каждому из нас уже обещано как минимум 60 тысяч тенге от нефтяных и прочих доходов, пенсии как минимум 30 тысяч тенге и пр. Но мы их проучим: вот сделаем вместе правильный выбор, получит эта партия меньше голосов, чем партия власти и уж заведомо меньше 50% – и пусть хоть из сил выбивается, а обещаний не выполнит. Потому что в идеале всё решает парламентское большинство. А у нас парламентское большинство по традиции сидит в Акорде.
В роли жонглеров – различные статистики, социологи и политологи. Партии власти они предрекают от 37 до 90 с лишним процентов, главной партии от оппозиции – от 10 до 30.
В роли метателя ножей у нас может выступить, наверное, кто угодно: сколько ножи в особо отличившихся чиновников не метай, ни в них, ни в яблочко не попадёшь.
Кстати, о яблочках. Некогда партия «Асар» во главе с её председательницей выступала за возрождение алматинского апорта. Партия дочери поглотилась партией отца, и лозунги и проекты вожделенных яблочных садов куда-то подевались. Видимо, эти идеи расходятся с предвыборной платформой партии власти. Зато в предгорьях Алматы, где яблоням самое место, коттеджей и кафешек за 15 лет независимости понастроили столько, что яблоку негде упасть.
В роли клоунов у нас общественные и государственные деятели – мастера раскалывать стаканы кистью одной руки в прямом эфире, мастера искусного оскорбления журналистов многотиражной газеты, мастера сначала убеждения нас в опасности праворулек, а затем убеждения нас в незыблемости наших прав на личную праворульную собственность, мастера разводить демагогию о возможности конституционной и неконституционной монархии в Казахстане и потом слёзно выступать перед доверчивой публикой Европы с высокохудожественной пафосной лирикой об ужасе наших тюрем и вообще о том, как у нас нехорошо…
А мы – просто молчаливые зрители всего этого. И хлопаем не столько в ладоши, сколько ушами и глазами. Потому что не привыкли ещё иметь самостоятельную политическую позицию и уж тем более проявлять её.
В соседней России люди шутят: хотите понять, отчего в России постоянные кризисы и нестабильность – посмотрите на герб. У орла две головы, как у сросшихся сиамских близнецов или у гибрида, и смотрят они в разные стороны, никак не решат, в чьей стороне лучше и куда двигаться.
У нас, в Казахстане, ещё сложнее. Наши пути многовекторны и неисповедимы. Во-первых, у нас есть пятиконечная звезда (удивительно, как советский символ сохранился на нашем гербе). Эта звезда путеводная, только вот орбита её неизвестна. Соответственно, куда она нас ведёт – загадка. Явно только, что не к торжеству коммунизма. А ещё у нас два тулпара – сказочных крылатых коня. Лететь могут в любые стороны, и звезда им не ориентир. А на флаге под солнцем «парит наш орёл», точнее – беркут, и у него тоже свой собственный маршрут. Вот вам и объявленная президентом «диверсификация».
Главное для нас – попасть в десятку. А точнее – в «Золотой Полтинник». Счастливого нам пути!

Организаторы "Петли" хотят накинуть на Винокурова петлю?

КАЗАХСТАНСКИЙ ВЕЛОКЛУБ "АСТАНА" СНЯТ С УЧАСТИЯ В "ТУР ДЕ ФРАНС" ИЗ-ЗА ОБВИНЕНИЙ В АДРЕС ВИНОКУРОВА В УПОТРЕБЛЕНИИ ДОПИНГА

Интернет-издание «КоммерсантЪ» (Россия):

http://www.kommersant.ru/doc-y.aspx?DocsID=789520

 

Нынешний Tour de France как минимум сравнялся по скандальности с прошлогодним, от которого еще до старта были отцеплены несколько обвиненных в употреблении запрещенных препаратов фаворитов, а его победителя Флойда Лэндиса поймали на тестостероне. Вчера было объявлено, что положительный результат на кровяной допинг дала проба, взятая у считавшегося перед началом Tour главным претендентом на победу казахстанца Александра Винокурова. Накануне же президент Международного союза велосипедистов (UCI) Пэт Маккуэйд заявил, что итоговый успех лидера Микаэля Расмуссена, уклонявшегося от допинг-тестов, будет ударом по имиджу велоспорта.

Collapse )

Вот что пишет по этому поводу BBC: http://news.bbc.co.uk/hi/russian/international/newsid_6915000/6915981.stm

 

Вот как пишут российские СМИ о снятии команды «Астана» с велогонки: http://www.rg.ru/2007/07/26/velosport.html

http://sportcom.ru/sport/velosport/news46a76375.htm

 

А вот что сообщают российские интернет-СМИ о реакции Винокурова: http://www.gazeta.ru/news/sport/2007/07/25/n_1097101.shtml

_______________________________________________________________________________

 

Вспоминаются слова Остапа Бендера из незабвенных «Двенадцати стульев» Ильфа и Петрова: «Киса, мы чужие на этом празднике жизни». Складывается впечатление, что в элите мирового велоспорта, среди титулованных велоклубов Старого и Нового Света, в особенности на самой престижной веломногодневке «Тур де Франс», наша команда «Астана» является «козлом отпущения», «мальчиком для битья». Наших мастеров велоспорта, показывающих отличный класс, всерьёз претендующих на высокие позиции и в этапах, и в итоговом протоколе, и в командном зачёте, достойно конкурирующих с представителями других клубов, организаторы «Тура» попросту недооценивают, ищут любые поводы, чтобы выключить их из борьбы. Наверняка здесь не последнюю роль играют политика и бизнес, а также чьё-либо лобби в верхах.

Иначе как можно объяснить двойные стандарты руководства веломногодневки?

Например, участие в «Туре» датского велосипедиста Микаэля Расмуссена из клуба «Рабобанк». Ещё на прошлой неделе он был исключён из национальной и олимпийской сборной Дании по велоспорту, так как не указал антидопинговому ведомству своей страны своего местонахождения в апреле и мае. При этом организаторы «Большой петли» и Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) пока ещё не проявили ни к нему, ни к его клубу особого интереса.

Или то, что немецкий велоклуб «Т-Мобайл», гонщик которого Сенкевич был уличён в допинге, в отличие от «Астаны», продолжает участие в «Петле».

Или то, что признавшийся в употреблении допинга в прошлых велогонках Эрик Цабель вместо отбывания дисквалификации продолжает колесить по маршруту «Тура».

Василий Соловьёв, ведущий спортивных новостей на НТВ, не без иронии отметил подозрительность того, что Винокуров, занимавший 23-ю строчку в итоговом протоколе, якобы пользовался нечествыми методами, а датчанин Расмуссен, едва ли не впервые оказавшийся в жёлтой майке лидера, якобы допинга не принимал, несмотря на его проблемы с федерацией велоспорта Дании.

Интересно и то, что «Астану» вычеркнули из списков соревнований как раз перед сегодняшним тяжёлым горным этапом. Как известно, наши велогонщики отличаются своим мастерством горной езды. Винокуров не единожды в своей карьере подтверждал это.

Ситуация с Винокуровым и «Астаной» очень похожа на то, как в своё время по наветам того же самого ВАДА оспаривали лидерство российских спортсменов на чемпионатах мира по фигурному катанию и другим видам спорта. Видимо, кому-то не хочется, чтобы «Астана» – своеобразный новичок среди клубов большого велоспорта, но с большим потенциалом, – обошла своих более известных конкурентов, как в своё время кому-то не хотелось, чтобы российские фигуристы вновь оставили без золота «вечно вторых» канадцев, китайцев и американцев. Видимо, им было бы неприятно, если бы «Астана» заняла свою нишу среди именитых «Дискавери», «Т-Мобайл», «Рабобанк», «Си-Эс-Си» и т.д.

Остаётся надеяться, что антидопинговым чиновникам не удастся запятнать славное имя нашего Вини, команды «Астана» и нашей страны.

А ещё впереди, осенью, - испанская велогонка «Воэльта». Она по престижу стоит на втором месте по престижности после «Тур де Франс», наряду с весенней «Джиро д’Италия». Конечно, самых «звездатых» велосипедистов там будет не так много, как на «Большой Петле», но и закулисных интриг, скорее всего, тоже будет меньше. Хочется надеяться, что её организаторы не пойдут на поводу у своих французских коллег, и, как это было в прошлом году, с удовольствием, доверием и без задних мыслей пригласят команду «Астана» к участию в веломногодневке по дорогам Испании. Хочется надеяться, что на испанском празднике жизни мы, казахстанцы, будем своими.

Пилотный пост

Здравствуйте!
Решил завести ЖЖ, ибо о политике можно говорить бесконечно, а уж о казахстанской - тем более. Основные субъекты её о своей деятельности говорят немного, поэтому многое домысливается нами. И это тоже хорошо: мы стремимся понять нашу власть. Главное - чтобы она тоже стремилась понять нас.
  • Current Music
    FRNK Radio